Как не быть жертвой

Если ты читаешь этот текст, то вопросы, как не быть жертвой, как перестать быть жертвой, актуальны для тебя. И, скорее всего, ты уже много чего читал на эту тему или пробовал. Даже осмелюсь предположить, что в своем стремлении избавиться от психологии жертвы ты успел испытать некую безысходность. Многие из нас замечают такой странный эффект, что чем больше я стараюсь избавиться от роли жертвы, вести себя не как жертва, тем больше ощущаю себя во власти этой странной скованности и вынужденности.

В своих попытках перестать быть жертвой обычно мы все идем похожим путем. Сначала замечаем, что что-то с моей жизнью не так, что-то со мной не так. Я всё время в неком состоянии, что жизнь со мной не справедлива. Я замечаю, что другие люди ведут себя свободнее, не обременены такими переживаниями, как у меня. Им не так тяжело отказывать, как мне. Им намного легче чувствовать и отстаивать свои границы. Им проще не переживать после конфликта. Они так не боятся конфликта, как я. Этот список можно продолжать еще долго. Одним словом, с какого-то момента своей жизни многие из нас замечают, что склонны чувствовать себя жертвой. Это может относиться как к конкретным ситуациям, так и к отношениям, так и к своей жизни в целом.

Дальше мы начинаем наблюдать, как себя ведут более уверенные и свободные знакомые. Замечаем, как они энергичны, как легко они генерируют идеи, как органично у них возникают желания и потребности, как смело они заявляют о себе, как энергично отстаивают свои границы, свое право. И мы стараемся копировать и подражать. Делать также, поступать также. Мы пытаемся убедить себя в идее, что, поступая также, мы начнем думать и чувствовать по-другому: более свободно, более уверенно, более независимо. Иногда это даже происходит не надолго. Но потом снова скатываемся в привычную колею.

Как включается роль жертвы

Каждый из нас в детстве сталкивался с такими ситуациями, когда близкие люди делали с нами что-то очень нежелательное, причиняли крайне неприятные переживания. При этом мы сталкивались с бессилием, потому что никак не могли противостоять этому насилию. Да-да, именно насилию. Если с бесправным существом, не имеющим возможности противостоять, делать что-то с позиции силы — это не что иное, как насилие. Внешне это могло быть оформлено даже как забота — к примеру нас наказывали за не сделанные уроки или не вымытую посуду. Наказание могло казаться ужасно несправедливым, но сделать мы ничего не могли. Были вынуждены подчиняться.

В эти моменты мы испытывали такой комплекс чувств, который оставил глубокий шрам на ядре самоидентификации, самоощущения. Это боль, унижение, стыд, вина, злость. Для психики ребенка такие переживания оказывались в буквальном смысле непереносимыми. Для того, чтобы как-то продолжить эффективно существовать, как-то обойтись с этой болью, наша психика в тот момент включила защитный механизм — существенно убавить чувствительность в пораженном, в больном месте. Это похоже на действие анестезии. Проблема только в том, что вместе с болью, эта анестезия существенно снизила порог чувствительности и в других областях. К примеру в ощущении своих границ. Своего права быть собой, иметь желания, занимать пространство, претендовать на чужое внимание, время и так далее. Зеркально пострадала и внутренняя часть границ — насколько я готов подпускать другого человека, что для меня не комфортно. В какой момент я воспринимаю чужое вмешательство, чужие действия как посягательство, когда я начинаю обороняться, чувствовать агрессию. Все эти нюансы, настройки нашей психики оказываются искажены.

Наша жизнь неизбежно становится другой по мере вмешательства в эти тонкие настройки. Происходит такой эффект, что мы начинаем оставаться в тех ситуациях, где нам плохо, быть рядом с теми людьми, которые делают нам больно. И самая неприятная засада в том, что мы ощущаем себя вынужденными быть там, быть с этими людьми. Мы не ощущаем своего права сказать нет, поставить на место, взять свое. Вроде бы мы делаем попытки, но они всегда какие-то недостаточно убедительные. Потому что мы не в праве.

Более того, происходит еще и такое явление, что детская ситуация уязвленной самоидентификации крайне обострила ситуацию как-то компенсировать это повреждение собственного я, своей сущности, своей гордости, своего самоощущения. Невозможность как-то разрешить эту ситуацию, доказать агрессору или абьюзеру, что он был не прав, получить какую-то сатисфакцию, сформировало не осознаваемое стремление как-то насытиться в этом месте, залечить свою рану боли. Ты неосознанно снова и снова пытаешься поместить себя в похожую ситуацию и достичь желаемого. Но ты не замечаешь этого, как не замечаешь, что же именно ты так настойчиво пытаешься получить. Это и называется гештальтом. Именно этот гештальт и заставляет тебя вновь и вновь попадать в неприятные ситуации. Из-за этого эффекта твои отношения часто приносят боль и разочарование. Из-за этого ты часто чувствуешь опустошение, не понимаешь, чего хочешь.

Перестать быть жертвой

Проблема в том, что во всех этих не выгодных ситуациях и отношениях ты пытаешься решить проблему не с теми. Она может быть решена только с теми, кто её создал. Неприятность ещё в том, что даже если ты остаешься в контакте с этими людьми, предположим, родителями, сегодня они — уже совершенно другие люди. Получается некая безвыходная ситуация.

Именно для подобных случаев и была создана психотерапия. Это такая атмосфера, такое пространство, такой процесс, где ты вместе с чутким и понимающим специалистом можешь исследовать, осознать, заметить свои не осознаваемые механизмы, их причины, какой механизм их подпитывает и как ты снова и снова пытаешься вернуть себе то, что у тебя забрали очень давно.

В процессе терапии ты не только становишься чувствительнее и лучше понимаешь, замечаешь свои чувства, мотивы, интенции. Ты также начинаешь ощущать свои собственные правильные границы. То есть тот момент, когда ты на самом деле начинаешь ощущать неудобство, дискомфорт, опасность. Ты заново формируешь навык распоряжаться той энергией, той агрессией, которая поднимается в эти моменты. Ты заново ищешь и закрепляешь формы проявления этой здоровой защитной агрессии. Ты учишься видеть в этом нечто здоровое и единственно правильное вместо привычного стыда и недостаточности в этом месте.

Нужно ли говорить, что этот процесс меняет жизнь клиентов? Нужно ли говорить, что они начинают замечать себя во всё более и более устраивающих ситуациях, отношениях? Что они ощущают себя в этих ситуациях и отношениях всё более уверенно и достойно. И речь идет не о каких-то поверхностных суждениях, а о глубинных, внутренних переживаниях, на которые никаким усилием собственного ума или воли мы повлиять не можем.

И я больше не жертва

На словах всё оказывается несколько проще, чем это происходит в реальной жизни. Дело в том, что внутренние изменения происходят только воплощаясь в реальной жизни человека. Можно сказать, что сами изменения — это и есть иной, новый опыт ощущения себя и нового поведения. Ощущение тут первично. Потому что заставить себя действовать по-новому может даже медведь на цирковой арене. А начать действовать из другого эмоционального и чувственного состояния — это происходит постепенно, закрепляясь с каждым новым опытом.

Этим и объясняется, почему невозможно что-то такое быстро с собой сделать и перестать быть жертвой. Этот постепенный процесс неизбежно начинает влиять на существующие контакты. Люди, которые привыкли, что ты — такой или такая, начнут давать тебе понять: «Эй, что это ты раздухарился? А ну знай свое место!» Некоторые почувствуют себя оскорбленными, обиженными или просто будут в недоумении. Они привыкли к тебе такому. И будут делать всё, чтобы вернуть себе спокойствие, вернуть себе тебя такого, какого они привыкли считать своим.

Ни у кого не получается измениться разом, всех поставить на место, безошибочно определить те отношения, которые не могут быть продолжены со мной новым, и легко выйти из них, и те отношения, где участники способны адаптироваться к моим изменениям, где моя ценность выше возникшего неудобства. Человеческое взаимодействие устроено довольно запутанно — мы не можем точно знать, что получает от нас каждый наш близкий и знакомый при общении и что он потеряет, когда мы перестанем вести себя по-жертвенному. И тут психотерапевт поддержит, даст опору, поможет более явно ощутить все преимущества от нового состояния и не останавливаться в соблазне вернуть всё как было. А этот соблазн будет, потому что новое качество, новое состояние не может не пугать человека, который всю свою жизнь прогибался и не ощущал себя живым. Зато бонус за этот не простой процесс несомненно того стоит!

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru