Раздражительность

Раздражительность и злостьПод словом раздражительность принято понимать некую склонность к вспышкам гнева, ярости, раздражения. Принято делить раздражительность, возникающую в контакте с другими людьми на ту, которую мы можем себе объяснить, для которой прямо сейчас я могу найти и объяснить причину, и на ту, причину которой явно я не понимаю, могу лишь смутно догадываться, почему именно сейчас я это испытываю.

Принято также считать, что раздражительность — это такое свойство человека. То есть существуют как спокойные люди, реагирующие на происходящее относительно ровно, так и вот такие взрывные, которые почему-то склонны реагировать резко. Про таких людей мы как правило про себя формируем такие характеристики: злой, не дружелюбный, агрессивный, опасный, плохой. Едва ли найдется такой человек, который скажет, что любит общаться с раздражительными людьми, любит сталкиваться с проявлениями злости, агрессии и раздражения в свой адрес.

Раздражительность с точки зрения терапевта

Терапевтический взгляд на раздражительность и на чувство злости в корне отличается от традиционного. Многолетнее обучение тому, как функционирует психика, сотни и тысячи часов индивидуальной и групповой терапии со всей ясностью обнажают перед терапевтом истинную природу этих чувств и переживаний.

Психотерапевт понимает раздражительность как сигнал о какой-то потребности. Такой потребности, которая давным давно остается не услышанной. Человек раз за разом в отношениях с другими людьми попадает в некое состояние, когда ему становится не выносимо быть таким, каким он был за секунду до этого. Когда вдруг возникает такое напряжение, которое невозможно просто удерживать внутри, или человек ощущает крайнюю необходимость выпустить его наружу.

Вот эта невыносимость возникает потому, что в месте неудовлетворенной потребности уже сформировалось внутреннее больное место. Как правило, эти внутренние болячки формируются из самого детства. Мы так к ним привыкли, что не способны дифференцировать, отделить их от себя здорового, определить, что именно там внутри меня болит. И определенные ситуации-триггеры, вызывающие у нас привычное раздражение — это ситуации, где мне попали прямо в это больное место.

Дальше мы начинаем стараться так организовать свою жизнь, чтобы поменьше беспокоить свою болячку, причем сами этот процесс не осознаем. Как человек с ушибленным пальцем ноги будет в транспорте убирать подальше свою ногу, когда кто-то идет мимо, так и мы начинаем организовывать свою жизнь, чтобы не дать окружающим сделать нам больно. Более того, потребность оказывается подавлена обычно по той причине, что она лежит где-то в области моего стыдного, как я считаю плохого, не достойного. И, опять того не осознавая, мы всё глубже прячем свою потребность от окружающих и от себя.

К примеру, человек, внутренне убежденный, что быть агрессивным — плохо, будет стараться вести себя так, чтобы казаться белым и пушистым для близких и знакомых. Неизбежно этот человек будет попадать в ситуации, когда что-то его не устраивает. Кто-то обидел, кто-то наступил на ногу, кто-то забыл про встречу, кто-то подвел и так далее. И этот человек будет требовать от себя вести себя по-привычному: Я добрый и пушистый, ничего страшного, за что со мной так… За возникающее раздражение и желание проявить агрессию он будет впадать в собственный стыд и вину. Глубоко внутри он считает себя ужасным человеком, раз испытывает такие позывы. Нередко они связаны с жестокими фантазиями в адрес обидчиков, которыми кстати часто выступают близкие. В этот момент внутреннее напряжение только растет, потому что естественная реакция отреагировать так, чтобы не допустить с собой такого, оказалась подавлена. Высказать в лицо, дать понять, что меня это не устраивает, да так, чтобы в следующий раз точно со мной так не посмели. А то и вовсе выйти из отношений. Вот эти здоровые реакции не работают. А работает терпение и убеждение себя, что я должен.

Парадокс ситуации заключается в том, что подавление агрессии приводит к её накоплению и частым всплескам в таких ситуациях, когда реакция раздражения неадекватно сильнее, чем вызвавшая её причина. К примеру, на работе со мной паршиво обошелся начальник, или клиент, которому я не могу высказать всё, что чувствую. А по дороге домой, меня бесят окружающие меня водители, я буквально взрываюсь из-за подрезавшей меня машины, потом ругаюсь с домашними — мне кажется, что ко мне плохо относятся, обида так и выплескивается через край. Да еще и голова болит.

Человек привычно не ощущает, что находится в вечном напряжении. Это как если постоянно и долго держать какую-то мышцу под нагрузкой. Рано или поздно она так устанет, что будет даже трудно понять, что она напряжена.

Боль внутреннего ребенка

Каждый из нас в своей раздражительности сталкивается с залежами внутренней боли, законсервированного страдания. Если сможешь заметить, что происходит с тобой за мгновение до проявления раздражения, возможно ты ухватишь это состояние, которое тебе до боли знакомо, оно с тобой всю жизнь, родом из самого раннего детства. Кому-то заметить это ощущение не получается. На терапии мы разматываем этот клубок, помогаем выработать способность не проскакивать свои чувства, замечать, осознавать, называть их.

На терапии мы создаем такое пространство отношений, где проживать эти состояния становится возможно, легально. Где ты обнаруживаешь, что их можно проживать и выносить наружу, не оказываясь охваченным стыдом и виной. Это позволяет наконец понять про себя, что внутри меня всё еще живет тот самый маленький мальчик или маленькая девочка. Со всеми детскими ранами и болячками. Со всеми теми потребностями, которые не удалось удовлетворить в детстве.

Так работает терапия

Это очень интимный процесс, очень индивидуальный, очень трогательный. Это то место, где многие клиенты плачут. И, благодаря тому, что плач и слезы тоже становятся легальными и возможными в контакте с терапевтом, эта законсервированная боль постепенно выходит, проживается, иссякает.

Тебе предстоит заметить, что ты прикладывал так много усилий, чтобы отвернуться, забыть тот самый стыдный и негодный образ себя из раннего детства. Такого себя, когда тебя ругали и наказывали. Тебе предстоит заметить, что чем больше усилий ты прикладывал или прикладывала, чтобы отпихнуть от себя этот образ, тем больше раздражения у тебя появлялось и тем меньше у тебя было действительно полезной и желанной энергии в делах и чувствах.

На терапии мы обнаруживаем не услышанные потребности, подавленные желания, такие твои особенности, которых ты стыдишься, за которые винишь себя. Обнаруживаем, что на самом деле оказывается они не настолько плохи, как ты привык думать. Более того, ты начинаешь замечать странную вещь — в себе этих особенностей ты стыдишься, при этом, замечая их в других людях, испытываешь смешанные чувства: от злости и презрения до зависти — они так могут, а я — нет.

Мы обнаруживаем, что твой образ себя сформировался очень давно. Что к примеру иногда проявлять агрессию — это не значит быть злым. Более того, это иногда просто нужно делать, чтобы отстаивать своё, брать своё, не отдать своё. Легализация этих своих подавленных особенностей и потребностей высвобождает много инициативы, интереса, энергии. Оказывается не так страшно вступать в конфликты, иногда наоборот так и хочется с кем-то схлестнуться. По-началу такие проявления могут даже пугать. Это очень хороший знак, когда агрессия направляется на непосредственного обидчика непосредственно в момент её возникновения. Удивительным образом при этом раздражительность как рукой снимает. На её месте остается приятное и новое ощущение гордости собой и собственного достоинства и значимости.

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru