Привязанность

Одна из базовых потребностей человека – привязанность к другому. Каждый человек нуждается в привязанности независимо от возраста. При этом формирование личных особенностей привязанности происходит в детстве. В каждом из нас заложено безусловное внутреннее стремление к поиску некой значимой фигуры (взрослого, родителя), который на этапе младенчества обеспечивал бы нам удовлетворение наших потребностей. Это стремление напрямую связано с выживанием. Младенец именно так и чувствует свою привязанность к матери – страх быть отвергнутым очень близок, очень похож как по оттенку, так и по интенсивности на страх смерти. Ребенок, без вовлеченности в него значимого взрослого не может выжить. Поэтому развитие механизма привязанности – это очень ранние механизмы формирования психики.

Считается, что основа привязанности формируется в первые дни жизни ребенка и закрепляется в течение нескольких первых лет. Чрезвычайно важно в это время, чтобы ребенок получал материнскую ласку, телесный контакт, контакт глаз, слышал нежный мамин голос. Важно также, чтобы с момента запроса (ребенку плохо, он закричал, заплакал) до момента маминого отклика проходило не слишком много времени. В теории это всё звучит логично и элементарно, а на практике часто просто невозможно маме чутко реагировать на каждый сигнал ребенка. Поэтому далеко не всем нам повезло с полноценной и сбалансированной привязанностью. Если же ребенок с первых дней сталкивался с раздражением, отвержением, слышал крики, скандалы, швыряние предметов, маме из-за каких-то обстоятельств было в какие-то моменты не до него, то в нём формируется привязанность, основанная на страхе, на тревоге, на стремлении удержать другого. Но давайте обо всём по порядку.

Привязанность формируется в несколько этапов и на нескольких уровнях.

Физический уровень

Ребенку очень важно, чтобы его брали на руки, чтобы с ним разговаривали, чтобы ему смотрели в глаза. Доказано, что мамы, страдающие послеродовой депрессией, берут своих детей в несколько раз реже. Поэтому послеродовую депрессию надо обязательно лечить хотя бы даже не только ради самой мамы, но и для ребенка. Ребенку нужно чувствовать тепло материнского тела, его запах, поглаживания – какие-то физические воздействия.

Второй уровень формирования привязанности

Характеризуется стремлением малыша копировать поведение взрослых, подражать им, быть на них похожим. Многие заставали своих малолетних детей за играми с помадой или примеркой маминых туфель с каблуками. На этом уровне начинаю возникать ростки самоиндентичности, ребенок невольно ищет и пробует разные формы поведения, находя примеры в своём ближайшем окружении.

Принадлежность и верность

Примерно в возрасте трех лет привязанность начинает формироваться на уровне присвоения. Ребенку свойственно присваивать что-то себе. При этом типично услышать в это время от него: «Моё!», «Моя мама!», «Моя игрушка!». То есть ребенку важно присвоить себе какой-то объект, почувствовать, что объект – как бы часть его, никому больше не принадлежит. В это время ребенок начинает хорошо чувствовать свою отличность от других людей, закрепляется деление на «моё – чужое», «свой – чужой».

Я – важен

На четвертом уровне формирования привязанности ребенку становится важно чувствовать, что он кому-то важен. Ощущение, что я кому-то принадлежу, являюсь частью чьего-то внимания.

Пятый уровень – любовь

На шестом уровне формируется психологическая привязанность. Это как раз то, чем занимается и что исследует психолог. Некая способность делиться своим внутренним миром с кем бы то ни было. Своими переживаниями, своими чувствами, своими ощущениями.

В этом месте важно отделить настоящее «делиться», которое мы, психологи понимаем в контексте внутреннего избытка, от типичного для современной доминаторной культуры «делиться» из дефицита. Приведу пару примеров. Пожилые женщины «делятся» сплетнями из внутреннего дефицита в неосознаваемом стремлении обличить кого-то в чём-то недостойном, чтобы утвердиться в логичности и правильности своей конструкции «я – плюс, другие – минус». Или другой пример: когда один партнер говорит другому «Я тебя люблю!» не из состояния счастья и избытка, а в надежде, что второй партнер ответит то же самое, как бы спровоцировать его на признание. Мы же под словом делиться имеем ввиду желание что-то делать для другого, не столько для того, чтобы что-то получить взамен, сколько для того, чтобы что-то подарить, чем-то одарить другого.

Здоровая привязанность

Если все эти этапы прошли относительно благополучно, то у человека формируется здоровая привязанность. Прямо скажем, это довольно редкие случаи, и таких людей не много. Считается, что порядка 15-20% современного общества обладает здоровыми формами привязанности. Остальная же часть оказывается вознаграждена некими измененными, искаженными формами привязанности. Их несколько.

Невротическая или тревожная привязанность

Самая типичная и наименее деструктивная форма, которая формируется в результате родительского пренебрежения или попустительства, когда ребенку не хватает некой фигуры, которая поддерживала бы, помогала ему ориентироваться в жизни. Либо в противоположном случае – в условиях гиперопеки, когда ребенок находится в условиях усиленного неусыпного родительского контроля. Который ребенок воспринимает как постоянный настойчивый сигнал от взрослых, что мир не безопасен, что надо быть начеку, нужна защита, без которой можно пропасть.

Такая привязанность характеризуется сильной потребностью в контроле. Также для людей с таким типом характерно в контакте с другими людьми бессознательно провоцировать на агрессивность и раздражительность. Они не могут строить отношения через свою собственную устойчивость, им важно, чтобы на них отреагировали хоть как-то. Если не получается вызвать симпатию, ласку, принятие, тогда хотя бы накричите, хотя бы стукните. Такое поведение можно наблюдать не только у детей, но и у взрослых, и даже в довольно серьёзном возрасте. Меняются формы, но суть остается прежней.

Избегающий тип привязанности

Внешне этот человек может выглядеть автономным, ни в ком не нуждающимся, что где-то может даже восприниматься как здоровая самостоятельность. Такая форма привязанности является реакцией на не прожитую потерю, на не реализованные механизмы горевания. Механизм таков: после потери человек испытывает тяжело выносимые переживания, тяжело дающиеся. Человек в этом моменте чувствует себя плохо, страдает, грустит. Это противоречивый и горький коктейль, от которого хочется избавиться. И впоследствии, чтобы не сталкиваться с такими не простыми чувствами, психика выбирает такой способ формирования своего окружения – избегать близких отношений. Эта привязанность начинает у самого человека ассоциироваться с примерно такой формулировкой: я скорее никому не подхожу – реальная причина не осознается. В отношениях человек испытывает в какой-то момент вместо дальнейшего сближения, стремление отдалиться. И в этом испытывает успокоение, возобновление некой стабильности.

Амбивалентная привязанность

Человек при этом склонен то довольно быстро приближаться, то отдаляться. Это может выражаться, к примеру, в непонятной динамике искренности разговора. Вчера мы с этим человеком обсуждали  какой-то интимный и трогательный опыт, сегодня он едва слышно буркнул что-то вместо приветствия и прошел мимо. То мы слышим от человека признания в дружбе, то вдруг замечаем, что он не разделяет наши взгляды и ведет себя чуть ли не враждебно.

Такая форма привязанности формируется, если ребенок растет в примерно такой же обстановке нестабильного отношения взрослых. Сегодня, к примеру, отец сильно отругал и незаслуженно наказал, завтра, наоборот, сводил в кино и купил мороженое. Это может быть связано с обычной эмоциональной неустойчивостью, либо с какой-либо формой психической патологии.

Тут очень важно упомянуть про формирование зависимых моделей поведения. К примеру, только что папа был ласков с дочкой, но вдруг у него произошел неприятный телефонный разговор и теперь он раздражен и зол. Состояние девочки резко меняется. При этом она не контактировала с тем позвонившим человеком. Её состояние напрямую зависит от папиного – у него оно испортилось, она вынуждена реагировать на это, её состояние тоже меняется из-за изменения папиного. Похожая картина происходит, когда папа, к примеру, выпил. Состояние девочки меняется из-за того, что меняется папино под воздействием алкоголя.

Дезорганизованная форма привязанности

Это реальная жесть. Такая форма привязанности формируется, когда ребенок растет в условиях выживания. Тут нет опыта построить привязанность через любовь, но есть много опыта построения отношений через страх. В итоге человек не осознает, что он склонен строить такие отношения, в которых его будут бояться. Через доминирование и силу он будет чувствовать себя безопасно.

Механизм формирования и функционирования привязанности напрямую связан с циклом напряжения и расслабления. Ребенок выронил соску, закричал, задрыгал ручками, тут появляется мама, успокаивает, вставляет соску ему обратно в рот – ребенок расслабляется. Похожий цикл постоянно происходит и уже во взрослой жизни. Удалось разгадать, чего хочет клиент —  расслабление. Удалось решить сложную задачу – расслабление.

Формирование здоровой привязанности

В заключение, расскажем, что способствует формированию здоровых форм привязанности. Это, легализация в контакте языка потребностей. Когда потребности ребенка признаются, не высмеиваются, не подвергаются критике, когда за этим ребенок видит стремление родителей помочь ему в удовлетворении. Есть большая разница, когда одна мама в магазине в ответ на просьбу купить игрушку, говорит «Как тебе не стыдно! У тебя их уже вон сколько, а у кого-то совсем нет!», а другая: «Я бы и сама хотела купить тебе такую, но у нас тогда не хватит денег на продукты.»

Важно, чтобы в семье практиковалось выражать свое эмоциональное состояние при помощи слов. Это касается и самих родителей, и чтобы они как-то помогали ребенку делать то же самое – называть свои чувства, эмоции, переживания, описывать свой внутренний мир.

Важно, чтобы ребенок видел, что взрослые на что-то идут ради него, что-то меняют в своей жизни ради него,  а не просто живут свою жизнь, с раздражением реагируя, когда надо что-то сделать для ребенка, обратить на него внимание.

И конечно важно, чтобы в жизни ребенка были положительные эмоции. Повеселиться, посмеяться – это должно присутствовать, этого должно быть много. Это не значит, что родители должны выполнять роль клоунов и шутов. Это значит, что в отношениях должно быть место юмору, шутке, игре. В этом случае формируется способность переживать радость и веселье. Дело в том, что в определенных ситуациях, когда энергия на низком уровне, психике проще свалиться в грусть и тоску, тогда радость и веселье становятся как бы не по карману. Воспитанная и выработанная привычка чаще веселиться помогает ребенку держать этот тонус, быть менее подверженным деструктивным мысленным и эмоциональным механизмам.

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru