Роль жертвы в психологии

Попробуем определиться, что такое роль жертвы. Я бы в первую очередь связал это понятие со склонностью терпеть. Когда человек ощущает себя вынужденным находиться в контакте с кем-то, в какой-то ситуации, в какой-то роли, в каких-то обстоятельствах. Когда мне плохо, но я не говорю об этом. Или когда мне плохо, но я терплю, а в какой-то момент выплёскиваю накопившееся. Это когда человек делает то, что не хотел бы делать, ощущает себя вынужденным это делать. Это когда трудно отказать, даже если не хочется соглашаться. Это работать на нелюбимой работе. Это продолжать жить с человеком, который делает больно. Этот список можно продолжать очень долго. Понятно, что мы говорим о такой жизни, когда по какой-то причине мы живем совсем не так, как хотели бы. При этом завистливо поглядываем на других, смелых, которые живут иначе. То есть это целый свод моделей поведения, можно сказать целая психология – психология жертвы.

Надо понимать, что люди не делятся на два лагеря – жертвы и не жертвы. Каждый из нас в какие-то периоды своей жизни занимает зависимую позицию, и это нормально. Как нормально, что ребенок, хоть и протестует, но вынужден соглашаться с теми правилами и той дисциплиной, которая диктуется родителями, школой. Совсем другой вопрос, что с этим делает каждый из нас во взрослой, самостоятельной, автономной жизни. Кто-то склонен воспринимать жизненные обстоятельства, как закономерные помехи – как дерево, встретившееся на пути при прогулке в лесу. А кто-то склонен впадать в это самое ощущение жертвы. Что это такое?

Это знакомое с детства состояние, которое каждый характеризует для себя по-своему. Ну вот, опять со мной так! Ну за что это мне!? Ну что я такого сделал!? Ну вот, так и знал! Как будто внутренний голос внутри ехидничает: «Я же говорил! Куда ты лезешь? Очевидно же было, что ты не справишься. Ну вот, ты только всё подтвердил!». Когда стыд становится очевидным и тяжело выносимым.

Часто бывает, что всю жизнь мы как бы боремся с этим внутренним голосом. Вступаем в неравное противостояние, кто сильнее. Я смогу доказать, что я справлюсь, что я достаточно силен. Неравная эта схватка потому, что что бы ты ни сделал, что бы тебе ни удалось, и каких высот ты бы не достиг, этот голос никогда не будет удовлетворен, если с ним бороться.

Жертва и гордость

Люди, склонные к жертвенным моделям поведения, часто замечают за собой чувство уязвленной гордости. Становится даже порой не понятно, это ощущение себя уязвленным является следствием склонности к жертвенной роли, или наоборот, именно эта гипертрофированная обида и переживание себя как объекта чьих-то недобрых манипуляций является причиной выбора зависимых, жертвенных сценариев.

Поэтому часто можно заметить, что люди с гордым характером, со склонностью усиленно оберегать своё достоинство, на самом деле действуют из страха, что кто-то на это достоинство покусится. Что его обязательно нужно охранять. Что оно как будто хрупкое, уязвимое. Нельзя допускать нападок, нужно всем дать понять, чтобы были поаккуратнее. В ответ на неосторожный поступок или фразу от такого человека можно получить неадекватно сильную агрессию или обиду.

Вечная жертва

Подробнее о ролях можно прочитать в статье треугольник Карпмана. Для человека, склонного к роли жертвы, свойственно на советы, как она может исправить её бедственное положение, отвечать конструкцией «да, но…». Пытаясь помочь жертве ты раз за разом будешь замечать, что ей по какой-то причине свойственно, можно даже сказать выгодно, оставаться в этой своей роли, чтобы перекладывать ответственность на окружение, на родителей, на родственников, на законы, страну… Рано или поздно и ты рискуешь стать мишенью агрессии жертвы, так как давал либо плохие советы, либо нереальные для неё, слабой и беззащитной. Так работает смена ролей Жертва — Агрессор в треугольнике Карпмана.

Детство и родители

Ребенок не способен сказать: «Мой отец ударил меня, значит он урод!» Скорее он скажет: «Мой отец ударил меня, потому что я вел себя плохо, я плохо поступил, значит я плохой». Похожая история происходит уже во взрослой жизни: «Мой муж ударил меня, так как я сама его разозлила.»

Склонность быть жертвой формируется в детстве, в возрасте до 10-13 лет. Когда еще родители воспринимаются всесильными и идеальными, а любовь к ним безусловна. Когда еще не сформировалась критика, не произошли основные этапы детской сепарации. Такой поворот на жертвенность может быть обусловлен несколькими сценариями.

Возможно, родители вели себя таким образом, что сообщали ребенку: если ты вот такой, то мы тебя любим, а если ты другой, то ты плохой, мы тебя ТАКОГО не любим. Такая манипуляция страхом ребенка. Если ты помыл посуду, я тебя хвалю и улыбаюсь тебе. Если забыл или отказался – я отворачиваюсь от тебя, не разговариваю. Это обычно обусловлено собственными психологическими проблемами у родителей, что собственно не сильно облегчает жизнь сегодняшним жертвам.

Зачастую история серьезно усложняется еще и противоречивыми посланиями от родителей, которые ребенок не способен осмыслить. К примеру, «я плохо себя чувствую – всё из-за тебя, из-за того, что ты такой лентяй!» Взрослый человек был бы способен распознать тут ложь и манипуляцию. Но только не малыш, который видит в маме всю вселенную и даже больше. Возникает ощущение чрезмерной ответственности, тревоги за возможные последствия, причин которых я не могу предусмотреть.

Другой сценарий – оставлять ребенка. На лето у бабушки, или уехать на заработки на несколько лет и оставить с бабушкой или тетей. Или отвезти к родственникам, при этом, не предупредив заранее. Или принять решение отдать домашнего питомца бабушке из-за аллергии кого-то из родственников, и тоже не предупредив. Тогда ребенок ощущает себя скорее какой-то вещью, которая мешает, с которой не считаются, нежели достойным и любимым существом. Даже элементарное исключение из обсуждения планов на выходные, что может сформировать у ребенка такую веру, что он просто бесправен в этих вопросах.

Тогда маленький человек начинает неосознанно ассоциировать любовь со страданием, унижением, обидой. Когда любовь к родителям, его ощущение себя во власти любимых людей жестко и плотно сцепилось в такую жертвенную конструкцию, что любовь и привязанность – это быть во власти, это быть зависимым, это не иметь права. Эта конструкция формируется без участия сознательного размышления, поэтому воспринимается как часть естественного мироощущения и жизненной философии человека.

Парадоксальная роль жертвы в психологии

Тогда, оказываясь близко с людьми, которые просто и легко дают такому человеку принятие, ласку и любовь, он не сможет поверить в искренность этих чувств. Ему будут видеться какие угодно аргументы в корысти, что это просто от него чего-то хотят, что это какая-то манипуляция. Поэтому ему будет не комфортно в таких отношениях. Он просто не способен в них оставаться, потому что они будут его тяготить.

В противоположность, люди, склонные к манипуляциям, к использованию партнера, парадоксальным образом будут его притягивать. Потому что тут всё знакомо. Потому что тут будет срабатывать то самое детское стремление доказать партнеру, добиться от партнера наконец таких желанных чувств. Таким образом, мы оказываемся вовлечены в отношения со сложными людьми, в отношения, приносящие боль и страдания. При этом понятия не имеем, почему так и что с этим делать. И ищем выход где угодно, только не внутри самих себя. Достигаем, добиваемся, заслуживаем и без конца конфликтуем с чувством глубочайшей несправедливости жизни.

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru