Вина

Вина возникает, когда мы делаем кому-то что-то такое, что ему повредит, доставит неудобство. Считается, что вина — это одно из регуляторных чувств (еще стыд, страх, обида), которые помогают нам выстраивать отношения, социализироваться. Дальше мнения расходятся. Кто-то утверждает, что вина бывает разная, кто-то — что люди обходятся с виной конструктивно или деструктивно, кто-то — что вина вообще ненужное чувство, от которого нужно избавляться (интересно было бы на это посмотреть).

Есть мнение, что без вины люди бы совсем распоясались, вели бы себя нагло и по-наплевательски. Есть и почти противоположное мнение, что помимо вины, могут быть и другие причины не обижать ближних. К примеру, сожаление, эмпатия, сопереживание, сочувствие. То есть то, что характеризует человека как доброго, самодостаточного, великодушного. То есть там, где в нас родители, бабушки с дедушками, воспитатели и преподаватели с праведным фейсом культивировали вину, на самом деле надо было бы культивировать те самые добродетели? Но как? Да и возможно ли это?

Вина зависит от степени близости с человеком. Интенсивнее переживания вины с близкими родственниками. Мы будем предсказуемо сильно мучиться виной, обидев маму. Обидев же малознакомого человека (которого кстати гораздо легче обидеть), мы сильно не будем переживать.

Часто мы испытываем вроде бы и совершенно иррациональную вину. Например, перед парикмахером, к которому долго не ходил, или, если пошел к другому мастеру. Я в этом вижу стремление быть для всех хорошим, всем нравиться. Обычно в подобных ситуациях очень тяжело выносить мысль, что кто-то про меня плохо думает. Такие переживания наиболее свойственны людям, которые с трудом отказывают, не выносят противостояний. Тут есть и синдром жертвы и нарушенные границы.

Состояния, связанные с виной

Меня как гештальт-терапевта интересует вот какой нюанс. Представим себе типичную ситуацию в метро, когда я сижу, а напротив меня появляется пожилой человек, которому не хватает места. Могу уступить место, потому что это моя потребность, я хочу это сделать. А можно — потому что если не уступлю, тогда про меня будут плохо думать, то есть потребность совсем другая — чтобы про меня подумали хорошо, но уступать я на самом деле не хочу.

Тут мы нащупываем некоторый водораздел, по которому можно понять, что я делаю со своей виной и с самим собой. С одной стороны, было бы странно предположить, что на нашей планете есть люди, у которых вообще не возникает это напряжение хотя бы даже и в этой ситуации с уступанием места. С другой стороны, насколько мы предаем себя, когда стиснув зубы уступаем место, прямо скажем недолюбливая этого человека, да и себя вместе с ним, в этот момент.

Я бы провел границу таким образом. Если, ощущая вину и, стараясь уйти от невыносимых переживаний, я предаю себя, и испытываю одновременную агрессию как по отношению к другому человеку, так и по отношению к себя, тут явно есть о чем поговорить с терапевтом.

Токсическая вина

В благоприятном случае мы можем как-то обойтись со своим чувством вины. Что-то сделать, чтобы другой человек почувствовал, что на самом деле мы его очень ценим и хорошо относимся к нему. Просто сейчас так случилось. Я не смог или я ошибся, или так сложились обстоятельства. Но если я чувствую вину, скорее потому что это я такой, я как бы виноват перед другими людьми, что им со мной ТАКИМ приходится иметь дело — такая вина называется токсической.

Токсически виноватым людям трудно строить отношения. Партнеры кажутся хорошими, правильными персонажами, тогда как я не очень-то уместен здесь. Они как бы со мной, потому что я делаю усилия. Если я перестану, расслаблюсь, они покинут меня. В отношениях таким людям свойственно удерживать партнера, сильно ориентироваться на него, быть чутко настроенным на то, каким тоном тот разговаривает, насколько резки его движения, нет ли там признаков недовольства мной. И если признаки явные, возникает целый букет чувств, включающий обиду, страх и, конечно, токсическую вину.

Терапия вины

В психотерапии напрямую чувства вины мы практически не касаемся. Зато очень много исследуем описанные выше составляющие бэкграунда этого чувства. Вместе с клиентом мы находим ту опору, которую когда-то из нас вышибли в детстве чрезмерным расширением нашей ответственности за происходящее, к которой мы оказались не готовы, либо были не готовы конфронтировать эту чрезмерность. Когда нам говорили что-то из разряда: мама заболела, потому что расстроена из-за того, что ты напроказничал; мы были неспособны распознать лукавство в сказанном из самых праведных соображений. Но теперь это возможно. Возможно заметить, что многое из того, как ты ощущаешь, сформировалось тогда и на сегодня сильно устарело и не актуально. Сегодня вместе мы находим тебя нового, который нащупывает твёрдую опору под ногами. На неё можно встать и опереться. И удивиться, заметить, какой я оказывается хороший человек!

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru