Мне главное понять что со мной

Не редко я встречаю уверенность клиентов в том, что стоит им только понять что с ними, то дальше это уже будет вопрос техники, и желаемые изменения не заставят себя ждать. Отсюда проистекает жажда услышать диагноз, вердикт, причину. Есть такое отношение к терапевту, как к некому шаману, который смотрит в самую глубь и самую суть, и только ему известны настоящие причины и механизмы, происходящие с клиентом. В этом месте возникает такой нюанс: стоит сказать такому клиенту вероятную причину происходящего с ним, он как будто не замечает её. Реагирует так, что как будто это и так давно знает и слышал, — Вы скажите, в чем настоящая причина.

Этот эффект отражает настоящий смысл и эффект психотерапии. Совершенно бессмысленно ожидать от терапевта, что его ответы, советы и объяснения приведут к изменениям. Чем сильнее психолог старается что-то сделать понятным клиенту, тем больше это похоже на подгребание воды в реке веслом, чтобы она текла быстрее. Настоящая почва для прорастания изменений в жизни клиента возникает тогда, когда он сам осознает, что в его жизни формирует именно такой, нежеланный сценарий. Как происходит так, что хочет он одного, а получает другое. И психотерапевт в данном случае выполняет скорее парадоксально пассивную роль – лишь аккуратно раз за разом приоткрывать воображаемую завесу клиента, мешающую ему увидеть очевидное. Но лишь приоткрывать, а не указывать на то, что за ней. Рано или поздно этот процесс приводит к тому, что в какой-то момент клиент вдруг восклицает: «Черт возьми, как я мог этого не замечать!?» Этот момент инсайта отражает неожиданную и непривычную глубину осознавания, которая может возникнуть только при самостоятельном переживании.

Получается, что терапевт замечает, как клиент устраивает свою жизнь, замечает деструктивные, мешающие механизмы. И дальше он может поступить условно двумя путями. Первый – прямо сообщить об этом клиенту. Второй – сделать так, чтобы клиент постепенно (порой очень медленно) шаг за шагом сам осознал и заметил это. Автор убежден, что настоящая и эффективная психотерапия – это взаимодействие между терапевтом и клиентом исключительно по второму сценарию. Хотя бы по такой причине, что по первому сценарию в подавляющем своём большинстве шли наши родители, бабушки, братья и сестры, воспитатели, учители, преподаватели, начальники и руководители. У каждого из нас есть надежные механизмы защиты, позволяющие нашей психике сохранять то равновесное положение, которое ей сегодня выгодно. Наш мозг, тело и чувственный аппарат – это сложная система, настроенная природой на то, чтобы максимально эффективно подстраиваться под окружающие условия и при этом сохранить целостность системы пусть даже путем некоторых потерь.

Даже такие вещи как волнение, тревога, паника, обморок, болевой шок, истерика – это всё защитные механизмы, позволяющие либо анестезировать непереносимые переживания, либо дать выход критическому давлению.

Сложность заключается в том, что эти механизмы формировались в течение сотен тысячелетий. А современный цивилизованный мир наступил ну очень уж быстро по меркам сроков эволюции. Сегодня уже давно не работает правило «сильнейший выживает, слабейший погибает». Социализация в современной культуре, необходимость брать ответственность, выдерживать её, быстро воспринимать и анализировать большое количество информации, участвовать в социальных процессах как в семье, так и на работе – ко всему этому наша психика адаптироваться не успевает. Наша система старается защититься, уйти от этой ответственности и необходимости зарабатывать социальный статус, участвовать в гонке достижений критериев успешности. Мы проектировались для другого: весь день гоняться за добычей и радоваться, если удалось что-то поймать, и голодать, если охота не увенчалась успехом.

В итоге детская психика под давлением родительских, школьных и других НАДО зачастую не выдерживает и расщепляется на некую цель (идеальный я) и на подавленную часть личности, которая неосознанно не признается. К примеру, не признается собственная агрессия, так как в детстве любой протест и злость на родителей жестко подавлялись и осуждались. По этим причинам нет особого смысла рассказывать клиенту, что с ним. Это не только не приведет к целебному инсайту (глубокому пониманию и осознанию), но может наоборот отрезать к нему путь на какое-то время. Психотерапия не совместима с гонкой за знаниями и информацией. Сколько я видел и слышал примеров, когда клиенты (жертвы) неких «специалистов», обещающих быстрый эффект, через довольно короткое время после вроде бы мощных позитивных изменений, скатывались в исходное, едва ли не еще худшее, состояние. Это и разного рода гипно-терапевты, и ютуб-гуру излечения за одну, две, десять встреч, выдающие по 100 универсальных советов в час. При этом настоящая психотерапия, основная цель которой не объяснять или информировать, а повышать осознанность клиента, работает даже спустя годы после окончания терапии. Совершенно типична ситуация, когда после успешной терапии и некоторой паузы клиент встречает терапевта, и ему оказывается очень много чего рассказать. Про инсайты и успехи, которые происходили с ним всё это время. Про то, что бесчисленное количество раз он вспоминал те или иные моменты своей терапии, и какую поддержку и опору они ему оказали.

Есть и еще один довольно важный нюанс. Воспринимая терапевта как источник знаний и опыта, клиент может впасть в популярное заблуждение, что терапевт должен своей личностью и своей жизнью являть пример некоего абсолютно здорового и выдержанного мудреца. Что в своих повседневных делах психотерапевт не должен злиться или раздражаться или например завидовать или бояться. Подобные заблуждения могут быть причиной частой смены терапевта вследствие разочарований или обесценивания. С другой стороны, многие клиенты буквально боятся узнавать что-то про своего терапевта, опасаясь узнать что-то, что развеет нарисованный в собственном воображении образ мудрого, опытного и всевидящего сверхчеловека.

На самом деле терапия это пространство открытости и честности. И тем она продуктивнее, чем больший градус искренности и доверия достигается в этом процессе. Я искренне желаю читателю испробовать на себе, как говорил основатель гештальт-подхода Фриц Перлз «терапию для здоровых», где специалист относится к Вам не как к больному, не способному излечиться самостоятельно, которому требуется лечение. А как к дееспособной и полностью функциональной личности, имеющей определенные устаревшие паттерны, мешающие достижению желаемого качества жизни.

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru