Темная сторона сравнения

Быть примером, стать примером для кого-то, ставить кого-то в пример — в детстве многие из нас часто слышали подобные фразы. Я бы хотел сегодня поговорить о том, что происходило и происходит с нами, когда нам показывают какой-то пример для подражания или когда мы сами находим его.

Совершенно безобидная ситуация — мама забирает мальчика из садика, до этого выслушав жалобы воспитателя на плохое поведение. С досадой она говорит ему, как ей стыдно выслушивать это. Что вот есть же друг Алёша, который хорошо себя ведет, не ругается, не кричит, не разбрасывает игрушки, не дерется. Возможно она даже не говорит буквально, «будь как Лёша», но её сын считывает эту беседу скорее всего именно так. И это скорее самый деликатный вариант — часто происходит гораздо жестче. Мама может отругать, припугнуть, наказать, заставив что-то делать или лишив чего-то. Или начать игру в молчанку — перестать общаться с ребенком, манипулятивно добиваясь от него желаемого поведения.

Что происходит дальше? Дальше мальчик думает примерно следующее: сейчас мама не довольна, она расстроена, она не любит меня такого. Я такой — плохой. Мне надо быть лучше. Ну почему я не могу быть как Лёха? Надо постараться завтра. Кстати, почему я вдруг не хочу больше играть с Лёхой?

Будь не собой

А завтра как-то почти случайно, само собой случается так, что мальчик ставит Лёше подножку. И всё по кругу. Почему мы попадаем в этот замкнутый круг, который продолжает раскручиваться и далее — в подростковом возрасте, взрослом и даже преклонном. Такое ощущение, что однажды возникнув, этот механизм уже не остановится.

Штука в том, что мама пытается добиться от мальчика, чтобы он старался быть кем-то, но не собой. Она не подозревает, что плохое поведение мальчика — это выход агрессии, который свидетельствует о какой-то важной неудовлетворенной потребности. Это может быть что угодно: от обиды за вчерашнее незаслуженное наказание до плохого обращения с ним воспитателя. А зачастую это целый комплекс причин.

Так уж устроена наша культура и наше общество, что таким вещам в воспитании нас самих никто не учил. Доминаторная парадигма добиваться необходимого результата прямым усилием и манипуляцией и запускает подобные деструктивные механизмы. Обычно наши родители, столкнувшись с собственным стыдом за своих детей, поступали самым прямым и очевидным способом — сообщали нам, что ТАК делать НЕЛЬЗЯ, а ТАК делать НАДО. И подкрепляли это стыдом, виной, страхом.

Родители с собственным дефицитом

Кстати, в этом месте хочу заметить, что это довольно болезненное переживание многих родителей. Стыд за своего ребенка — это в первую очередь стыд за самого себя. Ведь мы напрямую связываем образ ребенка, его успехи, его достижения со своими. Иногда идентичность взрослого человека становится слишком слита с успешностью ребенка, слишком сильно опирается на маленького человечка. То есть мама или папа просто не могут ощущать себя хорошими, успешными, если ребенок не демонстрирует высокие показатели и манеры. И тогда весь груз этой ответственности ложится на плечи сына или дочери. Это может делаться даже весьма деликатно и ласково. Но ребенок четко считывает, что быть таким, какой я есть — значит доставлять родителям неудобства и страдания.

Идеальный Я

Так и формируется образ идеального Я. Это как подвешенная перед осликом морковка. Сколько бы он ни шел к ней, она всегда будет оставаться недостижимой. Ровно такой образ себя многие из нас неосознанно начали рисовать в детстве из искреннего стремления порадовать маму и папу. Его коварность в том, что как и родительские ожидания, которые далеко не всегда нам были понятны, но у многих слишком часто оказывались выше наших возможностей, так и этот образ всегда будет дорисовываться в такой манере, что наши реальные поступки, черты, чувства, желания будут казаться недостаточными, плохими, стыдными, возможно ужасными. Я реальный всегда проиграет идеальному Я. Всегда будет соблазн отвернуться от себя реального, потому что по сравнению с идеальным он просто гадкий утенок.

Про образ идеального Я подробно писала американский психолог Карен Хорни. Основываясь на своей обширной психоаналитической практике, она утверждает и подтверждает, что стремление к недостижимому образу является одним из деструктивных механизмов, подпитывающих невроз. Трагедия в том, что сравнение себя с недостижимым становится образом мысли и чувств. Общаясь с другими людьми, глядя на своих знакомых и близких, мы становимся способны заметить в них только то, чего у нас нет, что нам недоступно. Это только подкрепляет взгляд на себя как на недостойного, гадкого, плохого, недостаточного.

Что с этим делать

Если говорить о том, как обходиться со своим стыдом, возникающим при воспитании своих детей — тут две рекомендации. Первая: замечать, что ребенок не сделал ничего плохого, что он лишь ребенок, имеющий право ошибаться, быть неуместным, быть неудобным. Появляясь на этот свет он никому не давал обещания радовать папу и маму во всём. И в общем-то не обязан это делать.

Вторая: поисследовать собственный стыд, собственные переживания. Если это болезненное место, если отношения с ребенком переходят в частые замечания, упреки, угрозы и манипуляции, это свидетельствует о том, что в тебя есть своё больное место. Скорее всего и твои отношения с собственными родителями где-то оставили шрамы в твоей душе. Я бы рекомендовал обратиться с этим к психотерапевту. Это наполнит тебя, залечит старые болячки, научит реагировать не из собственной боли и дефицита, а из избытка любви, ласки и сострадания. Более того, это даст твоему ребенку недостижимую ранее опору и поддержку, иной вид мотивации — не из страха, стыда или вины, а из воодушевления, интереса и инициативы.

Если же ты замечаешь за собой склонность к сравнению себя с окружающими, при этом они обычно выглядят более успешными, умными, удачливыми, а себя на их фоне ты воспринимаешь неудачником… Или другой механизм — увидеть что-то хорошее и обесценить: не очень-то мне это и нравится, не очень-то и нужно, не стоит оно того, только выглядит круто, а на самом деле пустышка, не всё то золото что блестит… я бы очень рекомендовал подумать о своей психотерапии.

На страницах своего сайта я довольно подробно рассказываю, что это и как это работает. Развенчиваю мифы и стереотипы. Пишу о том, что терапия устроена совсем не так, как об этом сложилось представление у большинства соотечественников. Что настоящий терапевт не оценивает, не критикует, не учит. Что в этом и заключается суть профессии — видеть в клиенте не его недостатки, а его боль и его уязвимость. И наша страсть и тяга не дать никому увидеть свои больные и уязвимые места как раз и свидетельствует о том, что мы нуждаемся в помощи. Наша личность в спокойном и полноценном состоянии — это не дом с прекрасным фасадом и грязным и стыдным задним двором. Это такой домик, который я сам обхожу со всех сторон и горжусь им, радуюсь, что со всех сторон его могу увидеть не только я, но и мои близкие и знакомые.

Нужна помощь?
Напишите мне - отвечу или проконсультирую

Если хотите отправить мне сообщение, напишите в WhatsApp или на электронную почту help@gestalthelp.ru